Новости

Сегодня каждая восьмая компания-экспортер продукции АПК - это клиент Россельхозбанка. К 2024 году РСХБ планирует увеличить долю в обслуживании экспорта до 35%, то есть его клиентом будет каждый третий экспортер сельхозпродукции. С этой целью в банке выстроена вертикаль сопровождения экспортной деятельности. Об этом сообщила первый заместитель Председателя Правления АО «Россельхозбанк» Ирина Жачкина на Аграрном форуме России.

25 октября

Совместный проект АО «Национальная система платежных карт» и платежной системой UnionPayInternational. Карты по выпуску карт «Мир-UnionPay» набирает популярность. Оренбургский региональный филиал Россельхозбанка эмитировал около 3500 кобейджинговых карт.

25 октября

С начала года депозитный портфель физических лиц регионального филиала вырос на  более чем на 1,2 млрд  рублей.

25 октября

С 22 октября по 22 ноября 2018 года Оренбургский филиал АО «Россельхозбанк» снизил  цены на подарочные монеты «Скорпион» серии «Знаки зодиака» на 10%. Стоимость монеты «Скорпион» номиналом 1000 франков КФА (серебро 15,55 гр.) составляет  2 325 рублей, номиналом 2000 франков КФА (серебро 31,10 гр.) - 3 135 рублей. Монеты «Скорпион» серии «Знаки зодиака» выполнены из серебра 925 пробы в высоком качестве чеканки «пруф» и имеют подарочную упаковку.

25 октября

В офисах Оренбургского регионального филиала Россельхозбанка прошел День открытых дверей для пенсионеров. Встречи с представителями старшего поколения прошли в непринужденной обстановке и были посвящены вопросам финансовой грамотности.

За чашкой чая сотрудники Россельхозбана рассказали о том, как сориентироваться в динамично развивающемся мире финансов и информационных технологий, как не стать жертвой мошенников, как грамотно составить финансовый план и можно ли рассчитывать на обеспеченную старость. Пожилые оренбуржцы интересовались правилами безопасности при использовании карт и дистанционных банковских услуг, а также возможностью контролировать денежные поступления и списания со счета.

25 октября




"Оказывать доктору Лессингу всевозможные пособия"

-----

Галина Матвиевская

Оренбургские краеведы и специалисты Государственного архива Оренбургской области обнаружили уникальные документы, открывающие доселе не известные страницы истории пребывания и исследовательских изысканий на оренбургской земле известного немецкого путешественника, ученого-ботаника XIX века Х.Ф. Лессинга.

Недавно в Государственный архив Оренбургской области (ГАОО) пришло письмо из Берлина, адресованное заведующей отделом использования и реализации документов Елене Николаевне Поповой. Автор письма - Утэ Иллиг, студентка Берлинского университета им. Гумбольдта, изучающая немецкую литературу и русистику. Ее выпускная работа посвящена известному ботанику XIX века Христиану Фридриху Лессингу (1809 - 1862), который, оказывается, некоторое время был связан с Оренбургом.

У. Иллиг пишет, что Х.Ф.Лессинг, родственник выдающегося немецкого писателя эпохи Просвещения Готхольда Эфраима Лессинга, учился в Берлине и в 1832 году получил степень доктора медицины. К этому времени он уже совершил научное путешествие по Норвегии, Швеции, Лапландии, результаты которого обобщил в своей книге, вышедшей в 1832 году и получившей признание в ученом мире.

Далее автор письма сообщает, что в том же году Х.Ф.Лессинг, получив поддержку таких крупных естествоиспытателей, как Александр Гумбольдт и Аделберт Хамиссо, отправился в научное путешествие по России - для изучения растительного мира Урала, степного Заволжья и Сибири. Побывав в Оренбурге, Гурьеве, Томске, он доехал до Красноярска, где остался на жительство и уже никогда не возвращался в Германию. Здесь он обзавелся семьей, занимался медицинской практикой, был пайщиком частного золотопромышленного завода и продолжал ботанические исследования, совершая с этой целью далекие путешествия на Алтай и в низовья Енисея. Кроме трудов по ботанике, его перу принадлежат дневниковые записки, в которых отражены результаты его наблюдений и впечаления от поездок по России. Похоронен Х.Ф.Лессинг в Красноярске.

О пребывании Лессинга в Оренбурге автору письма известно лишь, что ему оказывал покровительство военный губернатор П.П. Сухтелен. Выражая надежду на помощь Е.Н.Поповой в поисках материалов об этом периоде жизни ученого, У. Иллиг спрашивает, не сохранились ли в ГАОО его рукописи, письма или другие документы, нет ли его портрета и т.д. В заключение она пишет: "Эта тема важна не только для меня лично, но и для освещения судьбы наших земляков, которые в свое время из-за разных причин в Вашей стране нашли свою вторую Родину".

Начались поиски. К ним Е.Н.Попова привлекла краеведов, изучающих историю научных исследований в Оренбургском крае. Сразу выяснилось, что сведений о Х.Ф.Лессинге в доступной литературе имеется совсем немного. Так, в книге В.Ф. Гнучевой об экспедициях, предпринятых Петербургской Академией наук в ХYIII-ХIХ веках, указано, что он приехал в Россию с рекомендацией от прусского короля и представил проект обширных исследований Урала, Поволжья и Саянских гор до их крайних восточных пределов. Он собирался путешествовать за свой счет, но обратился за помощью также в Академию наук, пообещав присылать ей за это ботанические коллекции и географические описания. Академики решили поддержать молодого, но уже известного ученого. Он получил субсидию в 1000 руб. в год, и с ним в качестве помощника был отправлен ученик Зоологической лаборатории Академии наук Василий Андреев. Однако через год, не получив от Лессинга удовлетворительных материалов, Академия отказалась от продолжения сотрудничества.

Тем не менее историки-ботаники утверждают, что работы Лессинга (их он, по-видимому, отправлял для публикации в Германию) сыграли видную роль в изучении растительности Оренбургского края. Он собрал здесь 336 видов растений, из которых 20 были до того неизвестны науке. Кроме того, он подразделил исследованный регион на альпийскую, лесную, степную и каменистую растительные области и указал пределы распространения растений с запада на восток и с севера на юг.

Поиски в архиве принесли успех: удалось обнаружить дело,

озаглавленное "Переписка военного губернатора с академией наук, министерствами финансов и иностранных дел об оказании содействия в путешествии и о путешествии доктора Лессинга по Оренбургской губернии. Переписка губернатора с доктором Лессингом".

Это архивное дело - объемом в 71 лист - было начато 10 июня 1832 года и закончено 30 июня 1834 года. Оно позволяет составить достаточно полное представление о жизни ученого в 1832-1834 годах и о маршрутах его поездок по Оренбургскому краю. В нем имеется письмо на немецком языке, написанное собственноручно Х.Ф. Лессингом.

Ниже приводится обзор обнаруженных документов.

10 июня 1832 года оренбургский военный губернатор П.П. Сухтелен получил письмо от министра финансов, который сообщал:

"Доктор Лессинг из Берлина просил дозволения предпринять путешествие в Сибирь для исследований и открытий по части ботаники с причислением его к Императорскому ботаническому саду. Государь Император, изъявив на сие соизволение, Высочайше повелел: означенному Лессингу во время путешествия его оказывать все нужные пособия со стороны местного начальства».

Поскольку ученый особенно интересовался растительностью Оренбургского края, успех поездки во многом зависел от П.П. Сухтелена. "Я счел долгом, - писал министр, - обратиться к Вашему сиятельству с покорнейшею просьбою сделать зависящее от Вас распоряжение об оказании доктору Лессингу нужных пособий в проезде его чрез Оренбургскую губернию".

Письмо аналогичного содержания было получено и от министра внутренних дел. П.П. Сухтелен сразу же приказал издать циркуляр, в котором полицейским властям в городах и уездах губернии, а также комендантам крепостей на пограничной Оренбургской линии предписывалось оказывать доктору Лессингу во время его путешествия всяческую помощь "без малейшего промедления".

Х.Ф. Лессинг прибыл в Оренбург в середине лета 1832 года. Как видно из рассматриваемого архивного дела, между ним и П.П. Сухтеленом установилось полное взаимопонимание. Просвещенный военный губернатор очень внимательно отнесся к планам ученого, продумывал маршруты его поездок и, исходя из реальной обстановки в крае, старался предусмотреть и предотвратить возможные осложнения.

1 августа 1832 года П.П. Сухтелен направил коменданту Орской крепости подполковнику Д.Н.Исаеву следующее предписание: "Путешествующий с дозволения правительства иностранец профессор ботаники и доктор медицины Лессинг уведомляет меня, что он вскоре прибудет в крепость Орскую с намерением простирать исследования свои по части ученой в Губерлинские горы и, буде возможно, в Киргизскую степь на расстояние ста верст от линии, вследствие чего, покорнейше прося Ваше высокоблагородие оказывать г. Лессингу возможное пособие, разрешаю Вам давать ему и необходимый для безопасности конвой из войск летней стражи и других расположенных во вверенной Вам дистанции, о чем Вы можете по усмотрению снестись с гг. начальниками оных. Конвой сей дозволяется снабдить из казенного в Орске состоящего запаса восьмидневным продовольствием. Я полагаю, что поездка г. Лессинга не может продлиться доле.

Прошу Вас доставить к нему прилагаемое при сем письмо".

О том, что поездка в степь была небезопасной, говорит приписка Сухтелена: "Начальство над конвоем прошу доверить благонадежному офицеру из войск или из подчиненных Вам лично".

В ответном рапорте от 5 августа Исаев доложил, что "прибывший во вверенную мне крепость Орскую иностранный путешественник доктор Лессинг с военной командой, состоящей из ста двадцати восьми человек, сего числа в киргизскую степь к горе Кадыр-Адыр-Тау отправился". В рапорте содержится подробный отчет о составе отряда, а в присланной позднее ведомости "О выделенном в Орском провиантском магазейне продовольствий" - точные сведения о количестве сухарей и круп, которые были им получены из расчета на восемь дней пути.

Докладывая министру внутренних дел о желании Лессинга посетить восточную часть Оренбургского края, П.П. Сухтелен подчеркивал:

"Я, желая, дабы сей путешественник мог быть в безопасности в Киргизской степи, сделал распоряжение о сопровождении его туда в достаточном числе воинской команды".

В напечатанном в это время пробном экземпляре "Оренбургских периодических записок", которые планировал издавать Сухтелен, было помещено объявление: "Прошедшего 4 августа из Орской крепости отправился известный своими сочинениями и путешествиями по Норвегии, Швеции, Лапландии профессор ботаники доктор Х.Ф. Лессинг в киргиз-кайсацкую степь в сопровождении воинского конвоя. Сей ученый намерен обследовать вершины Кара-Адыр-Тау".

Из имеющегося в архивном деле "Открытого предписания", выданного Сухтеленом 16 августа 1832 года, следует, что по возвращении из степи Лессинг совершил поездку на север для изучения растительности горного Урала. В документе говорится: "С разрешения правительства предпринял путешествие по Оренбургской губернии доктор Лессинг, который намеревается посетить некоторые места 9, 6, 4 и 5 Башкирских кантонов в Оренбургском, Верхнеуральском, Троицком и Челябинском уездах. Вследствие чего предписываю всем господам частным начальникам оказывать г. Лессингу всевозможные пособия в проезде".

Следующую зиму Х.Ф. Лессинг провел в Оренбурге. В начале января ему был прислан из Петербурга диплом доктора медицины, выданный Медико-хирургической академией. Директор столичного Ботанического сада Ф.Б. Фишер писал П.П. Сухтелену: "Осмеливаясь препроводить к Вашему сиятельству пакет на имя состоящего при Императорском Ботаническом саде для путешествия доктора Лессинга, заключающий в себе диплом, выданный из Императорской Медико-хирургической академии на оное звание, все покорнейше прошу приказать доставить оный к г. Лессингу". В ответ военный губернатор сообщил, что "лично вручил пакет сей г. Лессингу".

Архивный документ, датированный 14 февраля 1833 года, показывает, какой материальный источник позволил молодому немецкому ученому осуществить дорогостоящую исследовательскую поездку по бескрайним просторам России. В нем директор Ботанического сада доводит до сведения П.П. Сухтелена, что получены "пожалованные прусским королем на путешествие состоящему при Императорском Ботаническом саде и находящемуся ныне в управляемой Вашим сиятельством губернии доктору Лессингу 400 талеров, составляющих по курсу 1333 рубли 33 копейки». Деньги уже перечислены в Главное казначейство, а потому он просит "приказать означенную сумму вытребовать из Казначейства для выдачи по принадлежности г. доктору Лессингу".

Весной ученый продолжил путь по Оренбургскому краю - теперь вниз по Уралу до Каспийского моря. Архивное дело рассказывает, что все связанные с его отъездом формальности были преодолены в кратчайший срок, за один день.

3 марта 1833 года в дежурство отдельного Оренбургского корпуса из канцелярии военного губернатора поступило предписание выдать Лессингу необходимый для поездки документ - подорожную. В сопроводительной записке сказано: "Путешествующий по Высочайшему Государя Императора соизволению для ученых исследований и открытий профессор ботаники и доктор медицины г. Лессинг изъявил желание отправиться из Оренбурга на Нижне-Уральскую линию до Гурьева Городка и далее по берегам Каспийского моря, а оттуда в Букеевскую Орду. Вследствие сего канцелярия оренбургского военного губернатора по приказанию Его сиятельства покорнейше просит Корпусное дежурство прислать в оную сего же числа бланковую подорожную для г. Лессинга от Оренбурга до Гурьева Городка, а оттуда в ставку хана Внутренней Букеевской Орды и обратно на две почтовые лошади за указанные прогоны".

Тем же числом помечено письмо П.П. Сухтелена к управлявшему в это время уральским казачьим войском полковнику Мизинову. Сообщая о намерениях Лессинга, военный губернатор писал: "Я прошу Вас, милостивый государь, сделать распоряжение дабы путешественнику сему во время проезда по Нижнеуральской линии, пребывания на оной, также в Гурьевом Городке, поездках его по берегам Каспийского моря и, одним словом, во всех местах, принадлежащих Уральскому войску, оказываемы были все нужные пособия. Присем извещаю Вас, что г. доктор Лессинг по окончании ученых изысканий на линии и по берегу Каспийского моря намерен отправиться в Букеевскую Орду".

Положение осложнялось тем, что Лессингу предстояло проехать по местам, где совсем недавно прошла губительная эпидемия холеры и действовал строгий карантинный надзор. Поэтому Сухтелен направил инспектору Гурьевского карантина предписание "благоприятствовать всеми средствами путешественнику сему в наблюдениях и ученых изысканиях, хотя бы то было за чертой карантина".

С просьбой о содействии Лессингу обратился военный губернатор и к хану Внутренней Орды Джангеру Букееву. В письме, также датированном 3 марта, он выражал уверенность, что хан "примет путешественника в свое благосклонное внимание и доставит ему возможность к успешному предприятий его по части наук".

Тогда же, указав, что "г. доктор Лессинг неотменно сего числа должен отправиться из Оренбурга", Сухтелен предписал казначею своей канцелярии выдать ему под расписку 1333 руб. 33 коп. из экстраординарной суммы, находящейся в распоряжении военного губернатора, "с возвратом в оную сих денег из Оренбургского уездного казначейства, об ассигновании коих к отпуску сделано вместе с сим распоряжение".

Х.Ф. Лессингу больше не довелось увидеть человека, оказавшего ему неоценимую помощь: 17 марта 1833 года П.П. Сухтелен скоропостижно скончался. Всеми делами вплоть до приезда нового военного губернатора В.А. Перовского занимался начальник штаба

отдельного Оренбургского корпуса генерал-майор И.И. Мистров.

Из рапорта инспектора Гурьевского карантина на имя Мистрова мы узнаем, что 13 апреля Лессинг "отправился из Гурьера

Городка за черту карантина в Каспийское море для ученых наблюдений и изысканий", и с целью оказания "пособия и содействия" ему была дана лодка и выделено одиннадцать казаков и солдат с унтер-офицером для управления ею.

О том, что заграничная корреспонденция Лессинга, как и раньше, шла через Оренбург, свидетельствует письмо И.И. Мистрова, отправленное 10 мая Ф.Б.Фишеру. "Путешествующий в здешнем крае, пишет он, состоящий при Ботаническом саде доктор Лессинг из Берлина в бытность свою в Оренбурге испросил повеления у бывшего генерал-адъютанта графа П.П. Сухтелена пересылать к нему свои письма и манускрипты для отправления в Берлин чрез пребывающее в Санкт-Петербурге королевско-прусское посольство. Основываясь на сем дозволении, доктор Лессинг, находясь ныне близ берегов Каспийского моря, прислал из Гурьева шесть писем и один пакет с манускриптом, адресованные в Берлин. Все сии бумаги долгом поставляю препроводить при сем Вашему превосходительству... Для отправления по принадлежности не соизволите ли доставить их его сиятельству графу Галену". 20 июля пришло сообщение, что они получены и отправлены по адресу через прусское посольство.

Из Гурьева, как и было предусмотрено, Х.Ф.Лессинг отправился во Внутреннюю Орду для изучения флоры на пространстве между Волгой и Уралом. О том, что в этой поездке его сопровождал знаток восточных языков и быта кочевников И.В. Виткевич, мы узнаем из донесения коменданта Верхнеозерной крепости, отправленного 26 августа 1833 года оренбургскому военному губернатору В.А. Перовскому. "Сего месяца 19 числа, сообщал он, путешествующий по воле Главного Начальства для исследований и открытий по части ботаники г. доктор Лессинг и командированный Пограничным начальством портупей-прапорщик Виткевич из киргизской степи во вверенную мне дистанцию въехали благополучно и отправились линейным трактом в город Оренбург». Однако в Оренбург вернулся только Виткевич, который позже упоминал, что в июле 1833 года совершил поездку в степь с доктором Лессингом. Сам же ученый вместе с сопровождавшим его Василием Андреевым вскоре оказался в Астрахани. Туда В.А.Перовский должен был переправлять его почту, поступавшую по-прежнему в Оренбург.

3 октября он писал астраханскому военному губернатору: "Известившись, что зачисленный при Императорском Ботаническом саде г. доктор Лессинг отправился ныне в Астрахань, я имею честь препроводить к Вашему превосходительству присланный г. директором означенного сада в канцелярию мою на имя его конверт, покорнейше прося Вас, милостивый государь, приказать доставить оный по адресу и о том почтить меня уведомлением".

Но вскоре у Перовского началась переписка с самим Лессингом - в связи с письмом от непременного секретаря Академии наук П.Н. Фуса. "Доктор Лессинг, сообщал он оренбургскому военному губернатору, получил от Конференции Императорской Академии наук предписание, по прекращении сношений ее с ним, имеющегося у него ученика Зоологической оной Академии лаборатории Василия Андреева представить Вашему превосходительству для отправления его сюда. Посему Конференция покорнейше просит Ваше превосходительство сделать кому следует предложение о принятии от г. Лессинга помянутого Василия Андреева и о препровождении его сюда при первом удобном случае".

Хотя Академия обещала все издержки взять на себя, заполучить Андреева из Астрахани оказалось нелегко. Переписка об этом длилась всю зиму. Перовский сначала предложил Лессингу отослать ученика в Оренбург, затем попытался добиться препровождения его в столицу прямо из Астрахани. Дело затянулось до весны, когда путешественники вновь появились в Оренбурге. 7 марта 1834 года В.А. Перовский получил от Х.Ф. Лессинга следующий рапорт: "Вследствие предложения Вашего превосходительства от 30 октября минувшего года честь имею представить при сем ученика Зоологической лаборатории Василия Андреева для отправления его в Санкт-Петербургскую Академию наук и притом прошу Ваше превосходительство приказать кому следует о получении означенного Андреева меня уведомить. Доктор Лессинг".

Перовский распорядился: "до того времени, пока будет изыскан удобный случай к отправлению сего ученика", прикомандировать его к оренбургскому военному госпиталю. Одновременно он сообщил в Конференцию Академии наук, что «таковые случаи здесь бывают весьма редко», и предложил отправить Андреева "на почтовых лошадях с выдачей прогонов за счет Академии". Согласие на это пришло только через два месяца.

Между тем выяснилось, что юноша остался без всяких средств к существованию. Оренбургский комендант генерал-майор Глазенап, заботам которого он был поручен, сообщил Перовскому, что, по словам доктора Лессинга, "он на содержание оного Андреева с 1 июля 1832 года по 1 июля 1833 года получил 200 рублей ассигнациями – от воспитательного дома, не от Академии - и после того уже ничего не получал, потому что все отношения Академии с ним были прекращены". В Петербурге об этом почему-то забыли.

Деньги на небольшое жалованье Андрееву военный губернатор выделил из своей экстраординарной суммы, но только в мае, получив ответ от Академии, смог сообщить, что многострадальный ученик "6-го сего месяца отправлен отсюда с выдачей ему 248 руб. 56 коп. прогонных денег на две лошади по числу верст до Санкт-Петербурга и сверх того снабжен 25-ю рублями на путевое содержание". Эти расходы были впоследствии возмещены.

Х.Ф. Лессинг пробыл в этот раз в Оренбурге недолго. Очевидно, он общался здесь с В.И. Далем, который служил чиновником особых поручений при В.А. Перовском. Они познакомились, видимо, в 1832 году по приезде Лессинга в Петербург, где Даль, в то время врач военного госпиталя, был известен как искусный хирург. Его дочь писала в своих воспоминаниях, что уже в Оренбурге, когда возникла необходимость ампутировать руку ее деду по материнской линии, герою войны 1812 года Л.В. Соколову, Лессинг посоветовал обратиться к Далю. "Доктор Лессинг, рассказывает она, заговорил о чиновнике, приехавшем с Перовским, прибавя, что из него вышел бы знаменитый хирург, если бы он из-за какого-то чудачества не переменил рода занятий".

Оренбург Х.Ф. Лессинг покинул в начале мая, отправившись в дальнюю дорогу - в Сибирь. Ехал он очень быстро, о чем свидетельствуют злоключения догонявшего его письма из Петербурга. 2 апреля 1834 года астраханский военный губернатор писал В.А. Перовскому: "Поелику доктор Лессинг, быв в недавнем времени в Астрахани, отправился в Оренбург, то, препровождая при сем упомянутое письмо, я покорнейше прошу Ваше превосходительство выдать оное доктору Лессингу, в случае же выезда из Оренбурга преслать в то место, куда он отправился".

Это письмо, адресата уже не заставшее, 15 мая было переправлено подполковнику Исаеву в Орск с предписанием: "Как г. Лессинг отправился вверх по линии и должен находиться в Орской крепости, то канцелярия г. военного губернатора, препровождая при сем означенный на имя его конверт, просит Вас доставить ему оный и о том канцелярию уведомить".

19 мая комендант Орской крепости докладывал, что конверт им получен, но "по случаю нахождения доктора Лессинга в крепости Кизильской отправлен оный к г.генерал-майору Дренякину для доставления лично Лессингу". Но и теперь письмо запоздало. Из крепости Кизильской 1 июня конверт для Лессинга "по случаю отъезда его вверх по линии для отдачи ему отправлен к Троицкому коменданту".

Оставьте комментарий

Имя*:

Введите защитный код

* — Поля, обязательные для заполнения


Создание сайта, поисковое
продвижение сайта - diafan.ru
© 2008 - 2018 «Вечерний Оренбург»
Обратная связь

При полной или частичной перепечатке материалов сайта, ссылка на www.vecherniyorenburg.ru обязательна.